• Форум обманутых инвесторов. Вся правда о мошенниках - Крымов Павел Геннадьевич, Эдуард Суржик, Игорь Мазепа (Concorde Capital). Финансовые пирамиды - Forex Trend, Panteon Finance, PrivateFX, ShareInStock, Prime Broker, Solvena, Worldcore. Сбор и распространение информации о мошенниках, о схемах кидалова, о новых лохотронах. Противодействие в информационном поле, привлечение и информирование правоохранительных органов разных стран. Репост материалов приветствуется.
#1
ШТИРЛИЦ
Приключения разведчика в Третьем Рейхе


leushkinnn.png


Автор: Доктор Кто

Дмитрий Леушкин - штандартенфюрер Штирлиц
Игорь Мазепа - фюрер
Павел Крымов - рейхсляйтер Мартин Борман
Julls_AG - машинистка Габи Набель
Михаил Резник - радист Эрвин Кин
Сергей Инвестория - профессор Вернер Плейшнер
Александрс Быковс и Сергейс Чепеловс - латышские легионеры
Собирательный образ подозрительных инвесторов - группенфюрер Генрих Мюллер
F4F - кафе «Elefant»
Concorde Capital - Третий Рейх
PrivateFX - рейсхканцелярия
Торговые роботы - еврейские беженцы из Англии


***
Штирлиц, преодолев многокилометровое расстояние, прибыл в столицу Третьего Рейха. Его черный «Хорьх» резко затормозил возле здания рейхсканцелярии, напоминавшее белый парус. Решительной походкой он направился ко входу в него, но в дверях был остановлен гестаповцем:
- «Пароль», грозным голосом спросил тот.
- «Раньше не было никаких паролей», - подумал про себя Штирлиц, но на всякий случай произнес дежурную фразу – «Бобик сдох».
- «Проходите пожалуйста, штандартенфюрер, простите за формальности», извиняющимся тоном сказал гестаповец и жестом указал на лифт.
- «Прокатило», - облегченно подумал Штирлиц и ускорил шаг.
Штирлиц успешно приступал к выполнению своих должностных обязанностей на посту нового руководителя одного из отделов рейхсканцелярии.
Каково же было его удивление, когда он столкнулся с непониманием со стороны богемы данной структуры. И неудивительно, ведь Panzerschokolade был тому виной. Им баловалась вся верхушка Третьего Рейха. Бог бы с ней, но ситуация осложнялась еще и тем, что на роль идола «монументальной пропаганды» высоких моральных высот и достижений Третьего Рейха был приглашен … рядовой советский наркоман и по совместительству к(г)омик Юрий Хованский.
Положение становилось критическим. Штирлиц, как человек твердой нордической закалки мог лишь иногда позволить себе украдкой покурить «Беломор» и раздавить за победу «мерзавчик» водки, но чтобы Хованский, на это он пойти не мог. Он не мог рисковать этим очень ценным сотрудником, да и ищейки Мюллера сразу бы заподозрили что-то неладное.
Штирлиц решил подумать, как выходить из сложившегося патового положения. Ничего лучшего в тот момент как шантаж и пьянка на ум не приходило.
И вот, уже после очередного раздавленного «мерзавчика» в компании Эрвина Кина (который блестяще выступал в свое время в Москве), Штирлиц единственный раз вышел из-под самоконтроля и , вопреки всем инструкциям Центра, увидел во сне русский мультик про «Антошку». «Тили-тили трали-вали, это мы не проходили, это нам не задавали, парам пам пам» - напевал он на следующее утро, расхаживая с саблей наперевес по коридорам рейхсканцелярии. За столько лет конспирации это был единственный случай, когда он впервые смог расслабиться и почувствовать себя самим собой. А еще нужно было как-то набраться сил и послать шифровку в Центр и вдобавок выступить в кафе «Elefant» среди обманутых членов партии.
«Со мной все-равно будут считаться», - твердо решил для себя Штирлиц и решил действовать по проверенному методу дедушки Ленина – взять под контроль почту, мосты и телеграф. Но для начала он решил выступить в кафе перед публикой и для храбрости пропустить еще пару бокальчиков.
«Знамя должно стоять, даже если человек падет, ведь не зря это было сказано», - пламенно начал свою речь Штирлиц и добавил – «Я без фюрера проживу, а вот проживет ли фюрер без нас, я бы не был так уверен», чем сорвал гром аплодисментов в свой адрес.
- «Да здравствует товарищ Сталин!», кричал уже разгоряченный в экстазе Штирлиц, и быстрым движением было метнулся в сторону заветной кнопки «2017» с целью нажать ее и таким образом посмертно совершить подвиг Александра Матросова, но был вовремя одернут за руку и остановлен рядом выпивавшим Эрвином Кином. «Рано еще» - сказал тот по-дружески, и в его добродушных прищуренных глазах мельком проскользнул дьявольский огонек.
Вечер был в разгаре…

***
Мюллер знал, что Штирлиц работает не один, но на тот момент он не располагал проверенной информацией о всех членах подпольной сети, хотя некоторые обрывки все же просачивались на поверхность. Были ли эти люди действительно теми за кого себя выдают еще предстояло выяснить.
В памяти у него сразу всплыли люди под известными псевдонимами, которых легализовал именно Штирлиц и которые сейчас трудились на благо пострадавших членов партии. Да они и ранее работали в конторе, но в связи с последней сменой вывески и места конспиративной квартиры, многие из них были лишь на бумаге.
Почему он доверил вопрос легализации этих людей именно Штирлицу, может быть он слишком ему верил. Ведь Штирлиц вполне спокойно мог вести свою игру. "Нет, нет - этого не может быть", - подумал Мюллер, "но почему сам фюррер не проверил этих людей? Этот вопрос он задал самому себе наверное уже слишком поздно...

***
Штирлиц пребывал в растерянности, он никоим образом не хотел становиться героем сборника анекдотов. «Нет, нет, только не я!», - эта мысль не давала ему покоя, - «это ведь даже хуже, чем провал!»
Нужно было как-то выходить из положения, ведь вчерашняя операция по принуждению к любви самого фюрера не совсем прошла по плану. Фюреру он был уже не нужен, после провала на китайском участке фронта, в его грандиозных планах мирового господства выкристаллизовывался план коренным образом переформатировать СД и использовать его только для чистокровных арийцев, в число которых уже не входили бы ранее обманутые члены партии.
Штирлиц решил действовать через подконтрольного и ранее завербованного профессора Плейшнера, по заранее испробованной и облюбованной тактике – «создай проблему и героически преодолей ее». А создавать проблемы Штирлиц умел. Плейшнеру была выдана анкета с опросом обманутых членов партии. Главным источником решения проблем, возникших в СД, конечно же фигурировал сам Штирлиц. Далее, на встрече с фюрером, Штирлиц показал бы, что согласно анкетным опросам, все еще имеет народную поддержку и, возможно, будет прижат к любящей груди с выделением определенной кассы под новые проекты.

***
Ранее обманутые члены партии уже начинали роптать, волнения в их многочисленных рядах уже трудно было не заметить, и даже прокатился слушок, мол, самому фюреру надоела эта военная компания на территории славянских народов и эти бессмысленные денежные вливания ничем не подкрепленных рейхсмарок.
Штирлиц пытался объединить эти нестройные ряды и заодно удержаться на плаву. Да, он беспощадно расправлялся с инакомыслящими, называя их «троллями» и отправлял их в гестапо, откуда еще никто не возвращался. Хотя ранее в ханжестве замечен не был и слыл демократом.
Сколько их оставалось? Из рейхсканцелярии Бормана он получил цифру – 127 000 человек. «О, боже! Фюрер был дезинформирован» - подумал Штирлиц, ведь он знал, что в стройных рядах вермахта реально служили максимум около 10000 добровольцев, остальные – немощный гитлерюгенд и всяческие приписки на бумаге от Шелленберга. Ведь фюрер давал новым добровольцам ничем не подкрепленные 100 рейхсмарок, что вылилось в довольно солидную сумму 12 700 000. Такую баснословную сумму слабеющая экономика Третьего Рейха конечно же не потянула бы. Но, Штирлиц еще не знал, что умный фюрер предвидел это и 100 рейхсмарок реально на руки никто не получал. Как стали говорить позже некоторые евреи – это был лишь маркетинг. И было прокручено стариной Борманом.
Да, периодически на Штирлица нападала хандра и хотелось отдохнуть в кафе «Elefant», танцуя с Габи Набель. Она была умна, некоторые даже поговаривали, что юридически грамотна, но мало кто видел ее лица. Практически никто. Даже сам фюрер. Последнее время она уже даже отвечала ему взаимностью и начинала ревновать к чужим попыткам признания в любви к ее объекту страсти.
До этого в биографии Штирлица были выдающиеся операции, но были и крупные провалы, которые он всячески старался забыть, среди них были такие секретные проекты как «филиал Пантеона», «Квазар», «Шара». С новой операцией этого не должно было произойти, он в нее верил. Но больше всего он верил фюреру. «Ведь главное - чтобы в душе был праздник!», подумал Штирлиц, открыл шампанское и сделал воду потеплее. Рядом лежала его верная шпага, обычно он ее прикладывал утром к голове, чтобы она не так болела. Все ждали понедельника…

***
Как известно, ранее над обманутыми членами партии был проведен эксперимент физиком Рунге и было испытано «оружие возмездия». Эксперимент был удачен. Не для членов партии, они пострадали. Но это дало толчок для немецкой науки – а значит, оружие работает.
Тем временем, работая над усовершенствованием «оружия возмездия», немецкие ученые под предводительством физика Рунге параллельно выяснили, как заставить обманутых членов партии быть более сговорчивыми и психологически управляемыми. Сделать это можно было только через контроль над их рейхсмарками и активизировалось все путем нажатия кнопки «2017» в рейхсканцерярии Бормана. Кнопка замораживала рейхсмарки. Это было необходимо для того, чтобы обманутые члены партии раньше времени не «сделали ноги» из Третьего Рейха. Что в свою очередь, давало запас времени до массового применения «оружия возмездия» со стороны фюрера, а параллельно прикрывало его тайные операции с оккупированной Латвией через двух подконтрольных латышских легионеров. (Штирлиц к слову любил Латвию, ведь там снимали про него фильм).
На фоне ослабления позиций некоторых ставленников фюрера, в организационной структуре Рейха наметились кадровые перестановки. Это был отличный шанс для Штирлица. Он решил действовать. Под совершенно чистыми пацифистскими лозунгами спасения обесцененных рейхсмарок, пользуясь безупречной поддержкой обманутого большинства, анкетируемого профессором Плейшнером, он уже пролоббировал свою кандидатуру.
Габи Набель даже несколько поторопилась и уже всем представляла его в кафе "Elefant" как одного из начальников рейсхканцелярии. Она даже разработала некий план предвыборных обещаний. Так все делают, она это подсмотрела у политиков. Как только Штирлиц придет к власти, он конечно же о них забудет, но так было положено по этикету в приличном немецком обществе.
Да, да, Штирлиц слыл полным альтруистом. Он днем и ночью на протяжении долгих лет только и думал о том, как спасти обесцененные рейсмарки обманутых членов партии. Да, некоторые злые языки говорили, что он ездил на черном «Херхе», продавал тоннами топливо в Рязань, строил бараки, но все равно эти мысли не покидали его.
План работы на новом посту был прост, но хорошо закамуфлирован от непосвященных. Кстати, Штирлиц уже начал теряться, сколько должностей было у него за последнее время. «Это может вызвать некое подозрение у Мюллера» - начинал было думать он, - «а что если он вдруг спросит меня о какой-то из них, а я уже даже и не вспомню чем я там занимался». Но его нордическая натура тянула его творить. А натворить Штирлицу предстояло еще многое.
Через Эрвина Кина ему предложили взять на работу нескольких еврейский беженцев из Англии. Эрвин уверял Штирлица, что они будут работать как настоящие роботы, а деньги в них должны были бы вкладывать члены партии. Правда, еще не был решен вопрос как с этих еврейский роботов эту прибыль получать, но на всякий случай мог быть использован старый проверенный метод – погром.
Штирлиц вытер пот, надел любимый галстук Hugo Boss, по старой доброй русской традиции трижды перекрестился и стал ждать аудиенции у фюрера.

***
Штирлиц шел чеканящим шагом по рейхсканцелярии, он ловил восторженные взгляды женщин, которые улыбались ему, мужчины жали руку и всячески подбадривали его, это был триумф! «Да, тяжелая выдалась неделька» - подумал он. «Издевается», - подумал фюрер, но дал ему шанс. Мимо него несколько гестаповцев провели с чемоданами на выход двух латышских легионеров. «Наверное в отпуск», - мелькнуло в голове у Штирлица.
Теперь потерянные рейхсмарки были в надежных руках. Так думали многие. Им еще предстояло столкнуться с жестокой реальностью, но это будет в следующих сериях.
До этого, когда Штирлиц посещал кафе «Elefant», уверял там обманутых членов партии, что у фюрера есть грандиозные планы по созданию крепкой финансовой структуры Третьего Рейха, которая будет настолько сильна и авторитетна, примерно как швейцарский банк. «Да, вы не ослышались именно так» - говорил он им, и в его светлом уме всплывали картины этой прекрасной страны. Швейцария.., первое, что приходит в голову - это Альпы, шоколад и деньги. Там хранили деньги многие члены НСДАП.
Обманутые члены партии были восхищены этой идеей, но очередные денежные переводы почему-то опять настойчиво приходили им в рублях.
Они решили еще немного подождать, некоторые уже нажимали копку «2017», другие сомневались. Все понемногу уже теряли связь с реальностью, но не были в этом виноваты, ведь для них это все еще было в диковинку. Штирлиц, наверное, и не произносил бы таких пламенных речей в кафе, если бы знал, что контроль над деятельностью банковских учреждений, страховых компаний, рынков ценных бумаг и брокерских организаций в этой прекрасной стране осуществляла довольно солидная организация, ничем не уступающая по силе тому же гестапо – FINMA.
А на территории оккупированных славянских народов такой структуры не было, и в ближайшее время она не предвиделась. В этом-то и был подвох. Поэтому планы о конкуренции со швейцарскими банками пока вызывали только снисходительное умиление в глазах знающих евреев, а продвинутая интеллигенция прямо говорила, что это «слабый закос».
Также предлагалось кредитование от фюрера. Это выглядело несколько заманчиво, и сводилось к довольно простой схеме – им давали денег взаймы, чтобы они опять вкладывали их обратно в тех, кто им дал, но с процентами.
В планах было еще и страхование от фюрера. Но словосочетание «страхование от фюрера», если вдуматься в суть, само по себе уже немного било по ушам. Нужно было как-то навестить министра пропаганды Геббельса и поговорить с ним о креативе, потому как чувствовался явный плагиат в работе.
Китайский участок фронта также не давал покоя фюреру. Китайцы упорно не замечали его величие, не хотели учить немецкий и продолжали молча подделывать кроссовки их соотечественника Адольфа Дасслера.

***
Мюллер встретил фюрера во время его традиционной прогулки с собакой в саду. Он осматривал достопримечательности и восхищался «монументальной пропагандой» Третьего Рейха – скульптурами эпохи Возрождения и неоклассикой.
- «А что это за скульптура при входе в сад?», - поинтересовался он у Мюллера.
- «О, это работа мастера Йозефа Торака», - ответил тот.
Фюрер с интересом приблизился к ней и стал внимательно осматривать. И тут он застыл, на его лице сначала отразилось недоумение, а потом он гневно сквозь зубы прошипел:
- «Групенфюрер, подойдите ко мне, кто это, вы знаете?»
- «Где, мой фюрер?»
- «Вот, вот, вот», - вскипал фюрер, тыкая пальцем в мускулистую фигуру скульптуры.
- «Я обязательно спрошу у Йозефа, мой фюрер»
- «К черту Йозефа, я тебе сам отвечу – это скульптура мне напоминает хоккеиста Павла Буре, понял»
- «Понял, мой фюрер, но в чем проблема?»
- «Проблема? Вы что тут совсем ополоумели? Он же русский» - продолжал кипеть фюрер, - «или ты хочешь, чтобы надо мной смеялся Муссолини?».
Тем же вечером скульптура была убрана и продана русским. Заодно, чтобы не раздражать фюрера, на всякий случай сняли и вывеску с рейхсконцелярии. За что и были потом наказаны, а вывеска вернулась на место, так как была написана на латинице.

***
Приближалось Рождество, кстати в Третьем Рейхе его никто не запрещал и не пытался чем-то заменить. Розенбергом было поручено разработать праздничную программу для обманутых членов партии, с одной стороны - с целью поднятия настроения, с другой – чтобы как можно на дольше запомнили этот праздник. Была еще и чисто практическая сторона.
Ведь как известно, с таким тяжелым положением дел на всех фронтах, включая печально известный китайский участок, это Рождество могло быть последним. Мюллер понимал это и три раза постучал по дереву. «Дятел» - подумал Штирлиц, он как никто другой знал всю тяжесть положения немецкой армии и скорую, неумолимо надвигающуюся победу союзников. Он как мог приближал крах Рейха.
Рождество…для очень многих членов партии, помимо самого светлого праздника, в памяти сразу всплывали такие печально известные прогремевшие проекты как «ФТ», «ММЭсЭс», «Вальдемар ФХ» и другие, где они навсегда оставили свои рейхсмарки и которые произошли накануне этого прекрасного праздника. Поэтому Рождество они ждали с некоторой опаской. И она конечно же по давней немецкой традиции случилась.
По настоянию фюрера, на роль немецкого Николауса выдвигался сам Штирлиц. Или самовыдвигался, не суть важно, Штирлиц уже давно не слишком следил за логикой происходящего и часто путался в показаниях. Ему как главному сказочному персонажу отводилась роль, в которой он бы наказывал плохих детей и приносил подарки хорошим. Он уже вживался в роль, так как был мастером перевоплощений. Например, в прошлую субботу он настолько сильно вжился в роль, что заснул перед шифровальной машиной «Энигма», а потом на следующий день разогнуться пол дня не мог. Таким образом Штирлиц заработал профзаболевание разведчика – радикулит. Плюс радикулит наложился на еще один недуг - алкоголизм. Но на эти мелочи он не обращал внимание. В родной Рязани его давно ждала банька, а это как известно лучшее лекарство.
Так вот, обманутым членам партии решено было сделать главный подарок – временно заблокировать их рождественские посылки, с любовью упакованные гитлерюгендом. Предлогом для блокировки послужило якобы то, что никому не известный ефрейтор оформил на себя 3000 посылок и сам втихаря ел немецкий шоколад. А другой, даже представьте себе, кропотливо и хладнокровно в течение 365 дней оформлял по одной посылке в день с одной шифровальной машины «Энигма», не пожалев приобрести 365 разных телефонных аппаратов для работы. Будучи в здравом уме, ценность такой «работы» сложно себе оценить, но Штирлицу нужны были хоть какие-то мотивы, поэтому он решил прибегнуть к небольшим преувеличениям. Ведь как неоднократно говорил ему Геббельс – «Чтобы в ложь поверили, она должна быть ужасающей».
А выдавать паек решено было только тем, кто пройдет тест на принадлежность к арийской расе, путем измерения параметров черепа, высылки фото и документов по почте, а в некоторых тяжелых случаях – лично являться в гестапо. Члены партии, которые были поумней - при этом серьезно заволновались, они вспомнили, что не смогли пройти аналогичный тест в прошлых проектах. Оставшиеся рукоплескали штандартерфюреру.
Кстати, в качестве елочных игрушек Штирлицем было предложено украшать елочки обесценившимися….рейхсмарками. Гениально, правда? Ведь они были разноцветными и хорошо бы смотрелись на ней. Потом, долгими зимними вечерами, можно было бы топить ими камины.
Да, нацистское рождество значительно отличалось от традиционного, но всем уже было глубоко наплевать на эти условности. Третий Рейх верил в свою победу!